Головна » Отсутствие политической воли пагубно деградацией (ретроспектива, 1999 год)

Отсутствие политической воли пагубно деградацией (ретроспектива, 1999 год)

Интервью у Григория Грабовича взяла Елена Береговая.

Грабович получил профессию в области украиноведения. Приблизительно с середины 80-х годов он регулярно приезжал в Украину, а теперь, как редактор журнала «Критика», бывает здесь постоянно 2—4 месяца в год. Вскоре должна выйти его книга «Шевченко, якого ми не знаємо», где собраны эссе исследователя, написанные за последнее десятилетие.

— Украина уже семь лет является независимым государством. Изменилось ли, на ваш взгляд, отношение к ней на Западе?

— Об этом трудно говорить наверняка, так как нужны исследования, которых никто не проводит. Но интуитивно я ощущаю, что изменилось и, по большей части, в пользу Украины. В политическом смысле на Украину уже совсем иначе смотрят, потому что это отдельное государство, которое, имея огромный потенциал, вписывается теперь в стратегические планы разных стран.

— Какие реформы, кроме экономических, нужны Украине в первую очередь?

— По-моему, в области академической науки, но, к величайшему сожалению, перспективы здесь минимальны. Во-первых, наука в Украине очень закостенела, гуманитарные исследования вообще в критическом состоянии и почти ничего не делается, чтобы сдвинуть дело с места. В Академии наук произошло нездоровое размежевание: все институты находятся в одном здании по улице Грушевского, 4, но их сотрудники принципиально не ходят друг к другу на семинары и конференции. Историки проводят семинар, на который литературоведы не являются, хотя могли бы из этого поиметь пользу! Между ними словно какие-то границы, а нужно же только на один этаж подняться. Во-вторых, нет никаких перспектив на какие-либо кадровые изменения. При этом не чувствуется никакой политической воли к каким-либо реформам. А если ничего не делается, наступает деградация научного и интеллектуального потенциала, он уплывает из Украины, ученые эмигрируют, институты так или иначе приходят в упадок. Потом их отстроить будет намного труднее, чем сейчас реформировать.

  Шляхи духовного оновлення. Хто ми є, куди ми йдемо і що нам робити (ретроспектива, рік 1989-й)

Допустить то, что в Академии наук срабатывает только принцип инерции и геронтократии только потому, что кто-то остается при власти десятками лет?!

Или руководствоваться тем, что, дескать, невозможно уменьшить состав Академии потому, что нельзя никого выгнать? Почему нужно содержать 120 ученых, когда все знают, что работает только 10 или 15 процентов? Но изменений нет. Не платят денег, но и не реформируют. Бессмыслица! Я считаю это одним из крупнейших скандалов Украины. Все время, даже на государственных форумах, то есть с трибуны Верховной Рады, говорят о коррупции. А это тоже коррупция — деградирующей интеллектуальной среды. Люди знают, что она деградирует, в кулуарах об этом говорят, но никто ничего не делает.

В Америке постоянно заботятся об образовании. Поэтому капитал и наука там, простите, намного лучше, чем здесь. Я говорю не как американский патриот, а более-менее объективно, ведь будущность каждой нации зависит от того, как она заботится о своем интеллектуальном потенциале и кадрах. В Украине весьма значителен человеческий капитал, есть много хороших ученых и интересных молодых людей, с которыми можно было бы сделать это дело. Мы не имеем права допустить, чтобы они стали аутсайдерами.

— Видите ли вы как историк какие-то пути выхода Украины из того состояния, в котором она сейчас находится?

— Ни одного рецепта не могу дать. Если бы разные прослойки общества тщательнее относились к выборам и голосовали не только люди старшего возраста, но и молодежь, то изменения были бы более очевидными. Я верю, что человеческая воля — и индивидуальная, и коллективная — является решающей. Мы это видели на примере 1990-91 годов, периода национального подъема, который теперь — по-моему, весьма ошибочно — рассматривается как такая себе эйфория. Слишком легко забывается, что момент коллективного подъема — это очень важный фактор для оздоровления общества, для реформ. Как много можно было провести реформ на волне этой «эйфории»! Это был момент возобновления веры в свои собственные силы, проявления настоящей воли. Украина его проворонила. Возможно и потому, что ей не хватало решительных и умных проводников-лидеров.

  Собор Київської організації Шевченкового братства України (ретроспектива, рік 1999-й)


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Підписатися на розсилку

Яндекс.Метрика