Головна » «Национальная структура населения России и великороссы», М. А. Славинский (ретроспектива, 1910-й год)

«Национальная структура населения России и великороссы», М. А. Славинский (ретроспектива, 1910-й год)

«Формы национального движения в современных государствах. Австро-Венгрия. Россия. Германия»

Издание «Формы национального движения в современных государствах. Австро-Венгрия. Россия. Германия», 1910 г.

Статья Максима Славинского «Национальная структура населения России и великороссы» вошла в книгу «Формы национального движения в современных государствах. Австро-Венгрия. Россия. Германия». В сборник вошли публикации о положении национальностей в крупнейших империях своего периода с точки зрения статистики, экономики, политики, культуры народностей (под ред. А.И. Кастелянского, издательство товарищества «Общественная польза», 1910).

 

 

Завантажити

 

 

Фрагменты:

По отношению к национальному вопросу все имперские политические партии могут быть разделены на две большие группы: правительственную и оппозиционную.

Правительственная группа, поддерживающая во всем объеме старый курс имперской национальной политики, состоит из двух больших партий – Союза русского народа и Союза 17 октября – и промежуточных между ними, сравнительно мелких организаций – Русского собрания, Партии правового порядка, различных умеренных, правых и монархических групп. Наиболее отчётливое выражение национальных постулатов этой группы дано в программе Союза русского народа.

Программы прочих политических партий, составляющих правительственную группу, говорят о национальном вопросе то же, что и Союз русского народа, но в выражениях, не всегда столь отчетливых и допускающих иногда двусмысленные толкования. Особенно неотчётлива национальная программа самой левой из партий правительственной группы – Союза 17 октября. С одной стороны, партия высказывается за «ограждение единства политического тела» России, за её «сложившийся исторически унитарный характер», за «отрицание идеи федерализма в применении к русскому государственному строю». С другой стороны, партия «допускает объединение отдельных местностей империи в областные союзы для расширения задач, входящих в пределы местного самоуправления и нисколько не препятствует местным особенностям и интересам различных национальностей найти себе выражение и удовлетворение в законодательстве и управлении, основанных на признании безусловного равенства в правах всех русских граждан».

Оппозиционная группа имперских политических партий, от мирного обновления и до социал-демократии включительно, в частях своих программ, трактующих о национальном вопросе, весьма единодушно и самым решительным образом порывает с традиционной имперской национальной политикой, но дело положительного национального устроения представляют себе неясно, ограничиваясь общими формулами, в которые может быть вложено самое скудное содержание.

Партия мирного обновления, самая правая из оппозиционных партий, скупо роняет слова о равенстве перед законом всех граждан, безразличия национальности, о том, что «предоставление автономного управления отдельным областям (определенным территориальным единицам) не должно простираться далее признания за ними законодательных полномочий по вопросам исключительно местного значения», и о том, что «идея равноправности должна явиться связующим звеном окраин с центром». В программе партии мирного обновления совершенно не различаются понятия областной и национальной автономий и обойдён равнодушным умолчанием вопрос о языке в школе, в судах, в администрации, на собраниях и пр.

Почти также скудно и неотчетливо говорит о национальном вопросе и самая левая партия в составе оппозиционной группы социал-демократия. В программе партии, охотно рисующей будущий социальный и политический строй в самых детальных подробностях, будущее национального вопроса осталось вне поля зрения; партия не сумела даже различить границ этого вопроса от соседнего, но далеко не идентичного с ним вопроса областного.

Другая крайняя левая оппозиционной группы партия социалистов-революционеров в определении положительного национального устроения идёт немного дальше своей соседки и соперницы. Кроме общих формул о равноправии наций и их языков партия социалистов-революционеров предвидит для будущего «возможно более широкое применение федеративного начала к отношениям между отдельными национальностями». Но затронутого вопроса «о федеративном начале» ни в программе, ни где-либо в другом месте имперская партия социалистов-революционеров не развивает, и приведенная выше цитата стоит в программе одиноко и голо, как намёк, как нечто, что должно было кристаллизоваться и не кристаллизовалось.

Две другие социалистические, близкие между собою, партии оппозиционной группы  Народно-социалистическая и Трудовая группа  вносят весьма мало положительного содержания в разрешение национального вопроса. Народные социалисты, подобно социал-демократам, смешивают понятия национально-областной и национальной автономий, говоря о «введении в тех местностях государства, где этого пожелает население, национально-областной и областной автономии, с предоставлением областным представительным учреждениям, организованным на широких демократических началах, законодательных прав по местным делам». Трудовая группа высказывает этические пожелания об «уничтожении всяких притеснений одной национальностью других», утверждает за каждой национальностью «право на национальную автономию», заботится об обеспечении в каждой области интересов меньшинства, но далее этих общих формул и слов не идет.

Срединная партия оппозиционной группы Партия народной свободы, признавая, как и все другие оппозиционные партии, необходимость равенства всех граждан перед законом без различия национальности, дальнейшее положительное решение национального вопроса откладывает до фактического упрочения нового конституционного строя в империи. История возникновения § 24 в программе Партии народной свободы, первоначальной редакции принятого ещё на одном из земских съездов, указывает на то, что он явился результатом соглашения представителями имперских прогрессивных групп и представителями национальных организаций недержавных народностей империи. В сжатой, но многосложной формуле этого параграфа содержится, с одной стороны, утверждение имперского единства и единого имперского суверенитета; с другой установление за национальностями права на всестороннюю организацию национальных сил. Такая постановка национального вопроса, не отличаясь принципиальной отчетливостью, содержит в себе много осторожности и вводит вопрос в рамки времени и постепенности государственного строительства.

Формы национального движения в современных государствах. Австро-Венгрия,
Россия, Германия. СПб., 1910. С. 294–295, 297–299.

 

5.08.2018

Коментар

Залишити відповідь

Підписатися на розсилку